Автор Тема: Михаил Бурляш- Письмо из зоны.  (Прочитано 63 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2318
  • -Получил/а Спасибо: 20838
  • Сообщений: 20785
  • Карма: +1035/-0
Наташа была талантливой журналисткой. И, что было гораздо более важно – всеядной. То есть писала практически на любые темы – о прорвавшейся канализации, об экономическом коллапсе, о театральных гастролях, о домашних животных, погоде, природе, киллерах, ценах на бензин, психологии… В общем обо всем, на что поступал заказ редакции.
Редакция скучать не давала. Последний заказ Наташу изрядно позабавил. Редакторша решила придать пикантности мартовскому номеру и предложила написать о людях, которые ищут себе пару через газетные службы знакомств. Наташа подошла к заданию творчески и, как обычно, с энтузиазмом. Написала два объявления и тиснула в ближайший номер местной жёлтой газетки.
В первом объявлении было написано буквально следующее: «Состоятельная пышногрудая вдова ищет послушного мальчика, не лишенного интеллекта и чувства юмора». Второе было на порядок скромнее «Симпатичная жизнерадостная девушка ищет доброго честного парня». В обоих объявлениях был указан один и тот же номер почтового ящика, на который буквально через два дня после выхода газеты начали поступать письма. К концу недели был написан блестящий фельетон под названием «От альфонсов до девственников».
Написано там было буквально следующее.

"От альфонсов до девственников
В наше время все ищут друг друга и никак не могут найти. Газеты полны объявлений, написанных одиночками для одиночек. Женщины все как одна ищут непьющего и обеспеченного, а мужчины – стройную без м/ж проблем. Опубликовав в газете два объявления и прочитав пришедшие на них отклики, я смогла чётко распределить аудиторию ищущих на несколько групп. Сначала о тех, кто откликнулся на объявление состоятельной вдовы. Их набралось несколько сотен и всех их можно условно разделить на 4 группы: альфонсы, рабы, девственники и таланты.
К альфонсам я отнесла мужчин разных возрастов и профессий, «клюнувших» на слово «состоятельная». Таких, увы, было больше всех. Некоторые напрямую заявляли о намерении завладеть состоянием, рукой и сердцем вдовы (именно в таком порядке), другие вкрадчиво прикидывались невинными овечками. Вот несколько цитат из их писем:
«Если Вы ещё и симпатичная, буду ковриком у Ваших ног. Могу быть личным шофером или телохранителем, маленьким персидским котиком или комнатной болонкой…»
«Я послушный и трудолюбивый, я Вам понравлюсь. Разница в возрасте меня не пугает, живу в общежитии… Пока…»
«Готов исполнить все твои капризы, первые два сеанса – бесплатно…»
«Несвободен, но в некоторые дни могу заниматься чем угодно, в том числе и сексом… Хочу учиться, но не хватает финансов».
«Я послушный, даже очень – в рамках разумного. Вожу автомобили разных марок и размеров, хорошо танцую и готовлю, люблю убираться…»
В пухлой стопке писем от «рабов» лежали послания от мужчин, введенных в заблуждение словосочетанием «послушный мальчик» и жаждущих выплеснуть на бедную вдову свои мазохистские фантазии. Вот что они писали:
«Я Наполеон в любви, хоть и не Делон по красоте. Буду рабом, выполняющим все прихоти моей хозяйки! Хочу, чтобы ты стала утопленницей в моём океане любви…»
«Вы можете делать со мной что угодно, даже ноги об меня вытирать. Мне это только в радость…»
«Вы пишете, что хотели бы мальчика, послушного раба. Я готов исполнить любые ваши желания! Люблю и умею практически всё. Живу в другом городе, но ради встречи с вами готов приехать, только прикажите, моя госпожа!»
«Буду вылизывать каждый кусочек твоего тела, мыть тебя в ванной, целовать ноготки на ногах, исполнять любые твои желания… С тебя ответ 100%, с меня шампанское и конфеты, в материальной поддержке не нуждаюсь…»
«Девственники» выглядели перспективно. Их прельстило слово «мальчик», и в целом это была очень любопытная группа. Судите сами.
"Учусь в техникуме, люблю эротику с элементами порнографии. Но только хорошей порнографии. Хочу познакомится для удовлетворения твоих интимных желаний. Женщин у меня ещё не было, но, думаю, ты останешься довольна..."
"Мне идёт 17-й год, я сам девственник, но имею большое желание лишиться девственности с человеком, который имеет большой опыт. Позвонишь мне? Только у меня нет телефона, он есть у друга Саши из среднего подъезда. Если позвонишь ему и скажешь свой номер телефона, он мне сразу передаст..."
"Я написал вам потому, что вы ищете мальчика, а я как раз мальчик...но надеюсь, это временно..."
Самая маленькая горстка писем принадлежала "талантам". Я назвала их так по простой причине: они были немногословны. А краткость, как известно, сестра таланта. Эти письма содержали только номер телефона и имя.
В сравнении с богатым урожаем писем, собранных "состоятельной вдовой", ответы на объявление "скромной девушки" были - мало сказать - немногочисленны, их почти не было.
Фактически их было всего пять. Два письма от пенсионеров, одно - от полузрячего инвалида, и ещё три - от "сидельцев", которые, судя по их пылким и красноречивым письмам, оказались в местах не столь отдаленных либо совершенно случайно, либо "по роковой ошибке".
Вот такие пироги.
Так стоит ли искать свою половину с помощью газетных объвлений?
Стоит ли доверять судьбу страницам изданий-однодневок?
Мой ответ после этой истории - однозначно нет.
А как поступите Вы - решать только вам".

Редакторша осталась статьёй довольна, Наталья получила хороший гонорар и даже подарила пару экземпляров статьи со своим автографом одиноким подружкам.

Из редакции поступил новый заказ - взять интервью у одной местной пловчихи, привёзшей в родной город очередную золотую медаль с каких-то международных соревнований. Наташа договорилась о встрече с пловчихой, и пока оставалось немного свободного времени, решила разобрать рабочий стол. В верхнем ящике лежала пухлая пачка мужских писем. Тех самых, которые она так безжалостно цитировала в своей статье. Лениво просматривая конверты она бросала их один за другим в мусорную корзину. Когда в корзину улетело почти две трети писем, она вдруг остановилось.
У неё в руках был пухлый конвертик - одно из трёх писем "из зоны", о которых она упомянула с циничным сарказмом, впрочем, как ей казалось, стильно и с юмором. Письмо было от двадцатипятилетнего парня по имени Станислав, и выбрасывать его не хотелось. Чем-то оно понравилось Наталье, чем-то зацепило. Она открыла конверт и ещё раз перечитала страничку, исписанную мелким старательным подчерком.
Хорошее это было письмо, доброе, тёплое.
«..Мне почему-то кажется, что вы никакая не вдова, и совсем не состоятельная – писал Станислав, - просто вы не хотите выглядеть слабой, не хотите, чтобы вас жалели. Вот и прячете своё настоящее лицо за придуманными забавными масками… А на самом деле вам одиноко и не хватает близкого человека, который бы понял вас, принял такой, какая вы есть…»
Наталья вздохнула и оторвалась от письма. «Так все и есть, прямо в точку, Станислав», подумала она.
Взгляд выхватил ещё несколько строчек из письма, удивительно понятных и близких её чувствам.
«Вам кажется, что жизнь бьёт ключом, и вы в центре этого ключа, но однажды наступает момент, когда понимаешь, что ты на самом деле совсем один, и можешь рассчитывать только на себя…»
«Живёшь сам по себе, один, сам себе и друг и подруга, и запрещаешь думать о том, «как всё могло бы быть, если бы…» Но в глубине души всё-равно живёт надежда, что где-то есть человек, который для тебя, и для которого ты! Просто вам ещё не пришло время встретиться. Даже самому себе не признаёшься в том, что надежда эта теплится, живёт, ждёт своего часа…»
«В сердце накопилось столько нежности, тепла, желания любить, что кажется, хватит на несколько человек. Но отдать это всё хочется только одной, той, что поверит, поймет, примет…»
О себе Станислав писал немного, но искренне.
«Срок свой заслужил. Может только не такой длинный. Конечно, пока сидел, понял, каких дров напрасно наломал. Но крест на себе не ставлю, наоборот – хочу жить, по-настоящему, полноценно, радостно – и готов к этому. До освобождения осталось девять месяцев, и больше всего хочется, чтобы «на той стороне» меня ждала…одна единственная, та, которой буду нужен, которой всю свою жизнь к ногам положу…»
«Как-то высокопарно, - подумала Наталья, оценивая текст взглядом профессионального журналиста - но в целом искренне написано, красиво. Если сам писал, не под копирку, значит, стоящий парень… Эх, даже жалко письмо выбрасывать..,»
Она покрутилась на стуле, погрызла ручку, не глядя выбросила в корзинку другие оставшиеся письма. Пора было идти на интервью. Письмо Станислава осталось на столе…
Там оно пролежало ещё целую неделю, ожидая своей участи. В конце концов, Наталья отдала его своей одинокой подруге Наде, с полушутливым пожеланием найти своё счастье.

…Десять лет спустя блестящий собкор популярного столичного еженедельника Наталья Соболевская приехала в родной город в командировку. Командировка была творческая – одна начинающая поп-группа совершала рекламный гастрольный тур в поддержку нового альбома. В группе солировала юная дочь одного нефтяного магната и тур щедро финансировался. Присутствие журналистов и светских хроникёров оплачивалось по отдельному тарифу, и желания отказаться от приглашения не высказал никто, включая Наталью.
До концерта была масса времени, и пока группа репетировала и привыкала к сцене, Наталья решила пройтись по родному городу, подышать воздухом юности, так сказать. Побродив часок в одиночестве, она позвонила Наде – единственной подруге, которую хотелось увидеть.
Встретились в небольшой уютной кофейне, пощебетали, порассказывали друг другу новости. Надя, давно разошедшаяся с мужем, уже пару была счастливой подругой югославского предпринимателя, жившего на две страны: месяц в Югославии, месяц – в России. Наталья, так и не вышедшая замуж, была полностью поглощена карьерой. Уже четыре года она жила в своей квартире в одном из зелёных районов Москвы, легко заводила любовников и так же легко от них избавлялась. Детей у обеих не было. Разговор причудливо касался то приключений прошедшей юности, то текущих дел, то ближайших планов. Наташа уже посматривала на часы – до концерта оставалось чуть меньше двух часов.
- Ой, слушай, Натка, - вдруг встрепенулась Надя, - меня ж просили тебе привет передать!
- Кто же? – удивленно спросила Наташа. Общих знакомых у них с Надей вроде бы не было.
- Да Станислав…
- Станислав? Кто это?
- А помнишь, ты мне письмо отдавала – из зоны. Давно уже, лет десять назад?
- Неет… - Наталья действительно не могла вспомнить ничего подобного. Письмо из зоны? Да откуда бы оно у неё взялось?..
- Ты дала мне письмо, мол, на, почитай, парень вроде хороший, может, напишешь. А я тогда уже с Виталькой встречаться начала – ну с мужем бывшим. Но письмо мне понравилось, душевное такое. И я отдала его Валюхе – это соседка моя по подъезду. Девчонка хорошая, весёлая такая, только с мужиками ей как-то всегда не везло. То у неё случайный кавалер все деньги выклянчит, то какой-нибудь болтун поматросит и бросит… Доверчивая она какая-то всегда была. Ну вот, отдала я ей твоё письмо, а она парню этому и ответила. Потом поехала к нему в тюрьму на свидание и такой роман у них начался, прямо как в кино…
По ходу Надиного рассказа Наталья начала припоминать. Да-да, было что-то такое. Писала она однажды статью о том, как через газеты знакомятся. И было там какое-то письмо, которое её чем-то зацепило…
Надя продолжала щебетать.
- …В итоге, когда он вышел, они поженились. И ты представляешь, до сих пор живут душа в душу, прямо не надышатся друг на друга! Такой хозяйственный парень оказался, прямо руки золотые. Устроился в строительную фирму бригадиром, зарабатывает неплохо, в квартире ремонт сам сделал, дачу купили в прошлом году. Домик у них там – как игрушка! А главное – дочка у них в этом году в школу пошла, такая девчонка симпатичная, конопатая такая… Он её прямо на руках носит, так любит…
Надя всё говорила и говорила, но Наталья уже не слушала.
Она вспомнила!
Вспомнила это письмо, вспомнила, как её поразило то, что какой-то незнакомый зэк так чётко выразил то, что было у неё на душе. Строчки из его письма внезапно засверкали перед ней огнём, как будто вынырнув откуда-то из закоулков памяти…
«Вам кажется, что жизнь бьёт ключом, и вы в эпицентре, но однажды наступает момент, когда понимаешь, что ты на самом деле совсем один, и можешь рассчитывать только на себя…»
«Живёшь сам по себе, один, сам себе и друг и подруга, и запрещаешь думать о том, «как всё могло бы быть, если бы…» Но в глубине души всё-равно живёт надежда, что где-то есть человек, который для тебя, и для которого ты! Просто вам ещё не пришло время встретиться. Даже самому себе не признаёшься в том, что надежда эта теплится, живёт, ждёт своего часа…»
«В сердце накопилось столько нежности, тепла, желания любить, что кажется, хватит на несколько человек. Но отдать это всё хочется только одному, тому, кто поверит, поймет, примет…»
Господи, как же это было верно! И тогда, и сейчас – десять лет спустя. Острое чувство одиночества и желание любить по-настоящему и чувствовать любовь другого человека вдруг нахлынуло на Наташу с такой силой, что у неё потемнело в глазах. У неё был шанс на счастье, шанс на любовь без условий и оговорок, шанс на совсем другую жизнь. Но она отдала этот шанс другой. Другой, которая теперь так счастлива, в отличие от неё, от Наташи…

- Натка, ну ты чего плачешь? Что случилось то, Натуся… - растерянно повторяла Надя, глядя как по умело накрашенному Наташиному лицу потоком льются беззвучные слёзы, оставляя чёрные полоски туши на щеках…

 

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru