Автор Тема: Тюремный рай на Пиренеях.  (Прочитано 688 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2308
  • -Получил/а Спасибо: 20582
  • Сообщений: 20538
  • Карма: +1026/-0
Тюремный рай на Пиренеях.
« : 24 Февраль 2015, 12:16:47 »


14/01/2015;
 
«Тюрьма - мой дом родной». Наверное, в этой расхожей фразе из фольклора российских уголовников больше горькой иронии, чем реальности. Да и обитатели тюрем в других странах мира посчитают это высказывание издевательством. Но вот «приятным» исключением для них может стать страна, расположенная на Пиренейском полуострове.

«Мадрид V», «Вальдеморо» и другие

Действительно, тюремная система Испании на сегодняшний день правозащитниками признается практически идеальной. Но если обратиться к истории, то можно констатировать, что в Испании количество жертв от преследования святой инквизиции в Средние века или в новейшей истории при правлении диктатора Франко перекрывало смертную статистику чуть ли не всех ее соседей. Только лично Великий инквизитор Испании Торквемада отправил на костер больше десяти тысяч человек. А уж его подручные помогли своему обер-палачу пополнить список замученных и казненных, который исчислялся сотнями тысяч жертв.

Именно в эти смутные времена Испания стала родиной изобретенных там орудий пыток - «испанских сапогов», которыми ломали лодыжки и пальцы ног еретиков, а также металлического ошейника - гарроты, с помощью которого производили медленное удушение несчастных.

Еще одно нововведение в тюремную систему тех времен - ссылка на галеры. Тогда Испания, которая считала себя владычицей морей, вела ожесточенные бои на морском театре военных действий. А вот захваченные во время абордажных сражений моряки, в основном англичане, отправлялись в качестве гребцов на галеры. Условия пребывания их там были настолько ужасные, что уже спустя полгода такой службы в качестве «живого двигателя» в живых оставались только считанные единицы.

Итак, самой известной и старейшей считается тюрьма «Мадрид V», расположенная в пригородном районе столицы в местечке Сото-дель-Реал. В ней содержатся около двух тысяч узников. В начале XX века в эту тюрьму за связи с анархистами попал Лев Троцкий, ставший после революции вторым человеком в Советской России после Ленина.

История сохранила его воспоминания о пребывании в этих застенках:

- Мадридская тюрьма состоит из пяти корпусов. Расположены они радиусами, и каждый производит самое солидное впечатление. Особенностью тюрьмы является то, что прибывшего спрашивают: желает ли он занимать камеру в 1 франк 50 сантимов в сутки, в 75 сантимов или бесплатную. Он может ответить, что отказывается даже и от бесплатной камеры, но тогда следует разъяснение, что свобода выбора так далеко не простирается.

Камера в 1 франк 50 сантимов имеет два окна, которые задрапированы ситцевыми занавесками, очевидно, чтобы решетки не оскорбляли ваших глаз. На каменном полу - всесторонне проплеванный ковер, два застекленных шкафчика по углам, распятие над столом, не стул, а почти кресло, но дверь... Дверь запирается снаружи каким-то сложным и скрипучим замком.

В конце концов, директор тюрьмы отдал приказ одному из надзирателей, чтобы со мной обращались как с «кабальеро», и мне отвели хорошую «комнату».

Деление обитателей этого учреждения на три разряда сообразно вносимой ими за это помещение плате показалось мне сперва совершенно бесстыдным, особенно когда я узнал, что «первоклассные» постояльцы пользуются двухчасовой прогулкой и ежедневными свиданиями, тогда как обитатели бесплатных камер ограничены и в прогулках, и в свиданиях.

Впрочем, именно эту тюрьму по причине ее комфортабельности выбрал в 2000 году еще один наш соотечественник, видеомагнат Владимир Гусинский, ожидавший экстрадиции в Россию. Хотя он мог оказаться и в «Вальдеморо», тюрьме, расположенной в 40 километрах от Мадрида. Здесь содержатся исключительно иностранцы, в том числе и выходцы из России и стран СНГ, которые, по данным статистики, составляют 26% от общего числа заключенных.

Прежде чем прибыть сюда, иностранцы попадают в пересыльную тюрьму системы СЕТI, которая занимается вопросами интернирования иностранцев. Потом несколько дней новоприбывшие проводят в секции «превентиво», где проходят карантин. А уж потом их определяют на постоянное место жительства - в модули для россиян и жителей СНГ. Отдельно содержатся африканцы, граждане стран ЕЭС и азиаты. А всего модуль рассчитан на 150 человек.

Именно здесь почти восемь лет содержался Сергей Буторин по кличке Ося, который в 1994 году после гибели Тимофеева-Сильвестра возглавил «Ореховскую» ОПГ. В компании со своим телохранителем Маратом Полянским в 2001 году во время задержания они оказали полиции вооруженное сопротивление, за что и отправились за решетку. А когда их срок закончился, то в 2010 году оба в соответствии с запросом были экстрадированы на родину, поскольку у российской Фемиды к бандитам, которым было предъявлено обвинение в совершении более 30 убийств, возникло немало вопросов.

Добро пожаловать, посторонним вход воспрещен!

Действительно, надо сказать, что условиям содержания заключенных могут позавидовать не только их коллеги по несчастью в других странах, но и некоторые живущие на воле. Итак, после вынесения приговора или в исполнение решения суда об аресте на время предварительного следствия осужденного отправляют в тюрьму, где он для начала попадает в изолятор-распределитель. После выполнения формальностей, как то - фотографирование и снятие отпечатков пальцев, выписывается документ, согласно которому вновь прибывший может с сопровождающим передвигаться по территории тюрьмы, его отправляют в камеру.

Далее надзиратель приносит два пакета. В одном постельные принадлежности: подушка, наволочка, две простыни, а также два полотенца и покрывало. Во втором пакете туалетные принадлежности: расческа для волос, два куска туалетного мыла, гель для душа, зубная щетка в футляре, тюбик с пастой, в дополнение четыре рулона туалетной бумаги. Кроме того, в упаковках пластмассовые вилки, ложки и ножи, причем все это имущество доброжелательный надзиратель вручает с неизменной улыбкой. И, что любопытно, еда подается не через окошко в двери, а прямо на стол.

На следующий день заключенные проходят медицинский осмотр - не для галочки. Опять же вежливые врачи выяснят, что беспокоит их нового пациента, и даже в случае необходимости назначат консультации у специалистов. Обязательным является сдача анализов - крови, на выявление туберкулеза, венерических заболеваний, ВИЧ-инфекции и гепатита. После того как медики, примерно через неделю, дадут «добро», заключенного переводят в общий блок, причем в большинстве тюрем практикуется совместное содержание осужденных как мужского, так и женского пола, но, естественно, в разных модулях.

Камеры, как и в изоляторе, двухместные, больше напоминающие гостиничные номера с раздельным умывальником и туалетом. А вот душевая находится в коридоре и пользоваться ею можно без ограничений, в том числе и для того, чтобы постирать одежду. Причем мыло и стиральный порошок арестантам выдаются бесплатно. Но в большинстве заведений функционируют прачечные, причем за постирушку платить не надо. Заключенные не носят арестантских роб, их заменяет обычная гражданская одежда, полученная с воли.

Как сидим?

Итак, распорядок дня в испанских тюрьмах следующий. Подъем в 7:45. Полчаса отводится на личный туалет, после чего заключенные спускаются на первый этаж для поверки, а этаж с камерами закрывается.

В девять утра начинается завтрак, после которого обитатели остаются на первом этаже. Здесь, кроме столовой, расположены кабинеты администрации, куда можно обратиться с какой-нибудь просьбой, прачечная, парикмахерская (услуга тоже бесплатная), магазин, где можно отовариться на 65 евро в неделю, библиотека, холл с телевизором. Тут же располагается большое помещение для занятий по интересам: занятия в компьютерном классе, рисование, художественная лепка, вышивание и шитье мягкой игрушки - материалы для работ бесплатно предоставляют благотворительные фонды. Есть и спортивный зал с тренажерами и столами для настольного тенниса, а противники активного отдыха могут коротать время за настольными играми и даже за игрой в карты. Причем часто компанию заключенным составляют надзиратели.

В 14:00 обед, после чего заключенные на полтора часа отправляются обратно в камеры для послеобеденного отдыха. А с пяти до восьми вечера опять свободное время на первом этаже. В 20:30 ужин, после заключенные отправляются снова по камерам, а надзиратели со словами: «Спокойной ночи, до завтра» закрывают за ними двери.

Никаких промышленных производств в испанских тюрьмах нет, поскольку принудительный труд в концепции перевоспитания отсутствует, только труд в мелких мастерских.

Но желание заключенных работать в хозяйственной обслуге - поварами, кухонными рабочими или уборщиками - начальством приветствуется. Правда, зарплата очень маленькая - примерно два евро в день, начисляется она на специальную тюремную кредитную карту в местной валюте - «пунтами», которыми можно расплатиться только в магазине заведения. Как уже говорилось, днем посмотреть телевизор можно только в комнате отдыха. Но они есть, как и видеоприставки, непосредственно в камерах. Дело в том, что многие состоятельные заключенные, отбыв срок наказания и выходя на свободу, оставляют бытовую технику в тюрьме.

Питание заключенных больше похоже на трапезу в каком-нибудь приличном кафе. Правда, завтрак стандартный: сосиски, жареный бекон, сыр, тосты, йогурт, соки, чай или кофе. Зато на обед и ужин тюремные повара могут порадовать своих подопечных кулинарными изысками.

В отличие от соседней Португалии здесь почему-то любят помидоры. Поэтому в большом почете нехитрый бутерброд - пан кон томате. Тост натирают чесноком, потом половинкой спелого помидора, сверху сбрызгивают оливковым маслом. Традиционные супы тоже готовят на основе томатов и хлеба. Их добавляют в мясной или куриный бульон, где варятся овощи.

Большой популярностью пользуется паэлья марискада. Это по сути дела наш плов, только с морепродуктами, зеленью и шафраном. Из мясного рациона - варианты блюда дорада: кусочки говядины, запеченные с рисом и различными пряностями в капустных листьях, или тушеные баклажаны с начинкой из мясного фарша. Плюс к этому многочисленные виды салатов и фрукты. Это так называемое стандартное меню. Но есть и другие «ресторанные карты» - вегетарианская, мусульманская и иудейская.

И отсюда еще бегут?!

Действительно, подобное времяпровождение наводит на мысль о пребывании нарушителей закона в санаторных условиях. В принципе, так оно и есть. К услугам штатного психолога обращаются единицы, но в основном не те, у кого есть проблемы, связанные с пребыванием в заключении, а те, чья семейная жизнь после вынесения приговора дала трещину. Впрочем, и в таких ситуациях тюремные власти пытаются свести уровень конфликта до минимума. Мобильники в тюрьме запрещены, но заключенные имеют право пользоваться для переговоров с родственниками и адвокатами телефонами-автоматами практически без ограничения - карту на любое количество звонков можно купить в том же тюремном магазине.

Письма на волю - пиши хоть каждый день, но входящая корреспонденция просматривается чиновниками на предмет незаконных вложений, правда, в присутствии получателя.

Свидания - один раз в неделю в специальном помещении с разделяющей заключенного и его гостя стеклянной перегородкой. Кроме того, раз в месяц предусмотрены двухчасовые свидания «интимо» в специальном помещении с зарегистрированными официально или гражданскими женами.

Для последних основанием для встречи служат справки о том, что они проживали под одной крышей, воспитывали общих детей и вели совместное хозяйство. Еще одна забота тюремных властей - таким «женатикам» в добавление к стандартному гигиеническому набору полагается четыре презерватива в месяц.

Казалось бы, подобная «райская жизнь» тяги к побегам не должна вызывать. Однако бегут. Например, Рафаэль Буэно Латторе, прозванный Королем побегов. Главарь банды грабителей, неоднократно приговаривавшийся к длительным тюремным срокам, четырежды умудрялся «сделать ноги», в том числе и из особо охраняемой тюрьмы «Алкало-Меко», куда он был помещен на 40 лет (максимальный срок заключения) за убийство своих конкурентов.

В прошлом году через Европейский суд по правам человека добилась своего освобождения террористка из группировки ЭТА Инес дель Рио Прад, осужденная в 1987 году к... 3828 годам тюремного заключения за соучастие в убийстве 38 человек, причем с солидной денежной компенсацией.

А вот парочка криминальных авторитетов постсоветского пространства сделала все возможное, чтобы продлить свое пребывание на «испанском курорте» до конца. В мае этого года был выпущен на свободу, как считают в Интерполе, смотрящий за Европой вор в законе Кахабер Шушанашвили.

А адвокаты Захара Калашова, больше известного в определенных кругах как Шакро-молодой, тоже обосновавшегося в Испании, успешно отбивали атаки все тех же грузинских властей об экстрадиции на родину возможного приемника небезызвестного Деда Хасана.

На Россию им наплевать, а претензии вполне конкретные - похищение и убийство партнера по бизнесу на родине, за что Калашов был заочно приговорен к 18 годам лишения свободы. Испанская же Фемида в 2006 году приговорила Шакро за отмывание «грязных денег» всего к девяти, и не исключено, что по очередной королевской амнистии он сможет выйти на свободу уже в следующем году.

 

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru