Автор Тема: Тюрьма во Вьетнаме.  (Прочитано 493 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2304
  • -Получил/а Спасибо: 20549
  • Сообщений: 20487
  • Карма: +1024/-0
Тюрьма во Вьетнаме.
« : 14 Март 2015, 11:18:38 »

Вьетнамцы платят деньги за то, чтобы попасть в тюрьму Гонконга.

Как ни странно, но истории тюрем этой небольшой страны в Юго-Восточной Азии как таковой не существует. Хотя разрозненные исторические документы сохранили рассказы о тюрьмах Средневековья и имеются свидетельства о состоянии пенитенциарной системы Социалистической Республики Вьетнам в настоящем.

Курятник для мазуриков

Во времена феодализма на территории Индокитая справедливость в своих владениях вершили главы кланов. Как обустраивать тюрьмы, решали именно они. Надо сказать, что особо тяжких преступлений их подданные не совершали. В основном, как свидетельствуют документы, землевладельцы в районе рек Хонгха и Да (Красная и Черная) устраивали так называемые «курятники» - площадки, ограниченные бамбуковой загородкой. Украл ты курицу - посиди три дня в изоляторе. После чего у тебя есть шанс покаяться перед односельчанами и получить прощение.

Как правило, так и происходило. Бежать в джунгли - означало принять смерть если не от голода, то от тигров и прочих хищников. Никакого тюремного наказания за совершение убийства не существовало. Решением феодала душегуб приговаривался к смерти и высаживался голой задницей на росток бамбука, который, как известно, за сутки вырастает на 15 сантиметров. Такой вариант казни на колу.

На южном побережье, в районе мыса Камау в Южно-Китайском море, существовали другие традиции. Там местные жители занимались в основном рыбной ловлей и сильно страдали от набегов малайзийских пиратов. И вот однажды на рыбную ловлю вместо мирных рыбаков вышли «приманки» - суда, на борту которых находились воины. Пираты клюнули на эту наживку, бросились на абордаж и потерпели поражение. Около двух сотен джентльменов удачи попали в плен. О содержании их особо не заморачивались - выкопали ямы, обмазали стены глиной, и получились малокомфортабельные камеры для морских разбойников, которые получали по миске риса в день и кувшину воды. Вскоре местный правитель получил от малайского владыки за освобождение пленников приличный выкуп. И на какое-то время местные воды стали безопасными для рыбаков. А импровизированные пиратские тюрьмы стали использовать для содержания местных уголовников.

Первая каменная

Все эти бамбуковые каталажки существовали даже тогда, когда Индокитай в конце XIX века стал колонией Франции. Естественно, что


                                                                       Хоа Ло.

местные жители оказали сопротивление захватчикам. В ответ на это президент Франции Поль Думер распорядился не только усилить репрессии, но построить тюрьму для бунтовщиков. Решение было принято в 1887 году, но лишь 11 лет спустя открылась тюрьма в Ханое. Этот острог в разное время носил разные названия. Сначала «Огненная печь», поскольку был построен на месте снесенной деревни Фу Кан, обитатели которой занимались изготовлением керамики. Потом «Центральная тюрьма», затем «Хоа Ло» - по названию улицы, где находилась тюрьма. Еще одно, более позднее ироничное название ее - «Ханой Хилтон».

Поскольку в те годы в Индокитае камень и цемент были в дефиците, основным строительным материалом для возведения тюрьмы стали глина и бамбук. Камень было решено завозить из других стран. Из него сперва сложили стену высотой в 4 метра и толщиной в полметра, увенчав ее битым стеклом, а позднее протянули по ее верху колючую проволоку, пропустив через нее ток.

По углам возвели башни, с высоты которых можно было контролировать обстановку как внутри, так и снаружи тюрьмы. Внутри здание было разделено на секции. В центральном корпусе разместились администрация, охранники, лазарет и кухня. Девять секций отвели для содержания заключенных - отдельно для европейцев, женщин и осужденных к смертной казни. Камеры были узкие и грязные, без окон. Единственное зарешеченное окошко - в металлической двери, через него подавалась еда. Рацион узников был скуден - две миски гнилого риса, приправленного специями, да испорченные овощи.

Неудивительно, что из-за просроченных продуктов заключенные не только страдали желудочными заболеваниями, но и умирали. Известен случай, когда только по этой причине за один месяц скончались сразу 50 узников. 15 минут в день для сидельцев отводилось для прогулки, совмещенной с душем. Они голыми выстраивались во дворе около цистерны и принимали водные процедуры.

Первые 500 постояльцев еще недостроенный острог принял в 1899 году, а к середине прошлого века за счет уменьшения административных площадей количество обитателей достигло 2000. Еще один штрих в истории тюрьмы. В 1930 году в ней установили гильотину, специально привезенную из Франции. Причем казни приговоренных к смерти проводились публично.

По законам средневековья и социализма

Методы дознания и следствия судебной системы средневекового Вьетнама мало чем отличались от подобных институтов азиатского правосудия. Например, степень вины подозреваемого определяли следующим образом. Ему давали пожевать горсточку сухого риса. Если он не мог его проглотить, то считалось, что от волнения у него прекращалось слюноотделение, а посему бедолагу признавали виновным. Или после каждого вопроса заставляли ударить в гонг. Замешкался с ответом - виновен. Иногда в заложниках оказывались даже дети. Ребенка подозреваемого обещали посадить в мешок вместе с детенышем болотной рыси, а потом избивать мешок палкой. Понятно, что до таких крайних мер доходило редко, поскольку отец признавался даже в том, чего он не совершал.


                                                                         Тюрьма-музей .

Первым памятником права можно считать свод законов, появившийся в XV веке во времена правления династии Фе. Относительно внятно там давалась трактовка понятий преступлений, совпадающих с толкованием норм современного уголовного права. Поскольку в этом манускрипте основной упор делался на 10 самых тяжких преступлений (убийства, изнасилования и пр.), то он получил название кодекса «10 зол».

Во времена колониального правления на территории страны действовали французские законы. Но ни после появления на карте независимой Демократической Республики Вьетнам в 1945 году, ни после объединения с Южным Вьетнамом в 1976 году, в уже в Социалистической Республике Вьетнам еще десять лет Уголовного кодекса не было вообще. Все нормативные акты, касающиеся преступления и наказания, регламентировались декретами правительства, указами президента и постановлениями Народного собрания СРВ. В новом Уголовном кодексе за совершенные преступления были установлены следующие виды наказаний: выговор или штраф, реальное лишение свободы от 3 месяцев до 20 лет с пребыванием либо в тюрьме, либо в исправительных лагерях. Приговоренные к пожизненному заключению получили право на условно-досрочное освобождение по отбытии 15 лет. Участь получивших высшую меру наказания - расстрел - решает Верховный народный суд. Ему же подчиняются и суды в провинции. Многие процессы проходят в закрытом режиме, но обязательно при участии 5-9 народных заседателей. Высшая мера наказания, предусмотренная по 29 статьям Уголовного кодекса, в том числе не только за убийства, но и за экономические преступления, отнюдь не миф. Несмотря на то что приведение смертного приговора в исполнение является государственной тайной, сотрудникам правозащитной организации «Эмнисти Интернешенал» удалось выяснить, что только в 2007 году к высшей мере наказания во Вьетнаме были приговорены 65 человек, в том числе и женщины. Из них 21 смертник был казнен. В отношении остальных исполнение было либо отложено, либо наказание заменили на пожизненное заключение.

Как сидим?

В XXI веке условия содержания заключенных остаются такими же, как и сто лет назад. Правда, некоторым тюрьмам власти уготовили участь отелей. Например, тюрьма «Кон Дао» на острове Тыкв, где были замучены сотни революционеров, превращена в гостиницу, поскольку этот рай для туристов приносит существенный доход в бюджет страны. А вот остальные остроги остаются адом для их обитателей. Самой страшной тюрьмой считается «Ки Хо», расположенная во втором по величине городе страны Хошимине (бывший Сайгон). Заключенные спят на циновках, расстеленных на цементном полу. В камерах нет ни окон, ни канализации, ни водопровода. Свет не выключается никогда. Запрещены свидания с родственниками, телефонные звонки, переписка. Одеты заключенные в обычную для рядового жителя Вьетнама одежду «ао зай» - полотняные штаны и куртки. Женщины носят такое же традиционное одеяние. А вот что касается питания... Рядовые вьетнамцы едят мясо несколько раз в год, и только по праздникам. Меню же арестантов совсем скудное. Два раза в день лапша или рис «ком» - подвергнутый термической обработке, с соусами, например, из... тухлой рыбы. Впрочем, иногда в рационе зеков появляется суп из маиса, сушеная рыба или соевое мясо. Не лучше обстоят дела и в других крупных тюрьмах страны - «Вунг Тау» и «Дегар Монтагнард».

И вот ведь какой парадокс: если склонные к криминалу вьетнамцы как черт ладана боятся попасть в тюрьму, то некоторая часть законопослушного населения не прочь провести годик, а то и два за решеткой. Правда, не в местных острогах, а в гонконгских, поскольку там эти заведения считаются образцовыми во всей Юго-Восточной Азии. Для многих вьетнамцев, находящихся в бедственном положении, это реальный способ хоть какое-то время пожить в нормальных условиях: камеры, больше похожие на гостиничные номера, трехразовое полноценное питание, качественное медицинское обслуживание, возможность изучать иностранные языки и компьютер, заниматься спортом. Да еще и заработать около 100 долларов США в месяц (доход среднего вьетнамца в месяц не превышает и половины этой суммы). В этом им помогают подпольные туристические фирмы.

За небольшую плату они продают путевку в Гонконг, снабжают «туриста» ножом, несколькими патронами и толково объясняют ему, как сдаться полиции. Власти Гонконга схватились за голову, когда количество вьетнамцев, осужденных за незаконное пребывание и хранение оружия, стало стремительно расти. Но они ничего не могут поделать.

Стоит упомянуть о еще одном виде тюрем. Это исправительно-трудовые лагеря двух категорий. В первые отправляются политически неблагонадежные элементы и явные диссиденты, в обычные - совершившие уголовные преступления. Политзоны появились сразу же после образования Социалистической Республики Вьетнам. Если жители ДРВ уже прошли к тому времени солидную идеологическую обработку, то жители бывшего Южного Вьетнама, особенно те, кто находился на государственной службе - чиновники и интеллигенция, нуждались в промывании мозгов.

Принцип «перевоспитания» был следующим: «заключенный должен одобрительно отзываться о системе, поместившей его в лагерь, и примкнуть к ее идеологической линии». За образец взяли подобные исправительные заведения, созданные в соседнем Китае во время «культурной революции» - при Мао Цзэ-дуне так называли кампанию по искоренению инакомыслящих.

Причем под эту категорию вскоре попали и представители нацменьшинств приграничных южных районов - малайцы, кхмеры и тайцы. Впрочем, эта система репрессий имела экономическую составляющую. Обитатели деревянных бараков, обнесенных колючей проволокой, занимались расчисткой джунглей, созданием ирригационных сооружений под новые рисовые поля, работой на них, а также добычей глины для строительства новых поселений. Сколько «на перевоспитании» сегодня находится бедолаг, тоже является государственной тайной.

За что сидим?

Смертная казнь во Вьетнаме - это реальность. В основном она применяется к наркокурьерам, которые переправляют «белую смерть» из расположенного по соседству «золотого треугольника» - стык границ Бирмы, Лаоса и Таиланда. Только по одному делу в отношении контрабандистов, переправивших на территорию страны 20 килограммов героина и 35 кг опиума, в 2005 году шестеро главарей были расстреляны, а остальные участники банды получили пожизненное заключение.

Не менее беспощадна вьетнамская Фемида и к представителям теневого бизнеса. Самый громкий процесс состоялся в 2003 году, когда на скамье подсудимых оказались сразу 54 человека во главе с королем теневой экономики Ван Камом. Он и его четверо ближайших помощников были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны. Остальные, в число которых входили заместители генерального прокурора и министра общественной безопасности СРВ, приговорены к различным срокам.

Упоминавшуюся выше тюрьму «Хао Ло» можно считать кузницей кадров для американской дипломатии. В ней во время войны


                                                                       Джон Маккейн.

 содержались сбитые американские летчики. Экс-пилот «Фантома» Дуглас Питерсон стал после установления дипломатических отношений между двумя странами в 1997 году первым послом США в СРВ. Просидевший 8 лет в «Хао Ло» вице-адмирал Джеймс Скотт баллотировался на пост президента США. В этом же списке был и Джон Маккейн, сенатор и недавний соперник Барака Обамы, отсидевший в этой тюрьме 5 лет.

Самым известным узником, недавно выпущенным на свободу, стал Пол Френсис Гэдд, больше известный в 70-х годах как звезда тяжелого рока Гарри Глиттер. Он же - педофил со стажем. За свою похоть он имел неприятности с законом и на родине, в Англии, когда был арестован за создание коллекции детской порнографии. Потом в 2002 году его выдворили из Камбоджи и, наконец, «приземлили» во Вьетнаме. Следователям не удалось доказать вину в изнасиловании девочек - это высшая мера наказания, поэтому певец отправился за решетку отбывать символическое наказание за попытку совращения двух несовершеннолеток и вскоре был депортирован на родину.

Впрочем, сексуальные маньяки встречаются и местного розлива. В 2003 году на скамье подсудимых оказался начальник лесного управления СРВ Чинь Суонг Хоанг. Обуреваемый страстью, он, найдя подельников, похищал женщин и насиловал их в специально построенном домике в джунглях. Итог - 22 года лишения свободы.

Солидные сроки можно получить во Вьетнаме и за незаконное использование IT-технологий. 8 лет получил предприниматель, который предоставил возможность своим соотечественникам пользоваться льготным тарифом на проведение международных телефонных разговоров по мобильнику с помощью спутниковой связи. Не учел он того, что монополия на этот вид связи принадлежит госкомпании «Пост Телелеком». За что и поплатился.

Все прекрасно помнят фильм «Операция "Ы"». Там двое студентов с помощью рации пытаются решить проблему сдачи экзамена. Группа вьетнамской молодежи воплотила этот сюжет в жизнь. Парик, спрятанный под ним приемопередатчик, в эфир - вопрос билета, и ответ на него. Услуга стоила около 3 тысяч долларов США. Полиция накрыла жуликов во время сдачи абитуриентами вступительных экзаменов в Ханойскую Банковскую академию. Причем подозреваемым инкриминировалась серьезная статья - «преднамеренное разглашение государственной тайны». Но в конце концов мошенники получили всего по три года лишения свободы.

В заключение - еще один экзотический приговор. По пять лет получили два надзирателя тюрьмы «Дегар Монтагнард» за то, что организовали интимную встречу осужденной на смертную казнь женщины с одним из обитателей тюрьмы. В результате женщина забеременела и попала под амнистию. Услуга эта стоила всего 100 баксов.

 

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru