Автор Тема: Стуликов Леонид  (Прочитано 120 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 1800
  • -Получил/а Спасибо: 14570
  • Сообщений: 16680
  • Карма: +814/-0
Стуликов Леонид
« : 17 Декабрь 2016, 08:29:42 »














Музыкант Леонид Стуликов: «Изначально песня „Наш Зенит“ была про „Уралан“»

В конце 1990-х — начале 2000-х на домашних матчах нашей команды постоянно звучал хит «Снова на футбольном поле наш „Зенит“». Автор и исполнитель Леонид Стуликов в интервью «ProЗениту» поделился удивительными подробностями написания этой песни, вспомнил свой собственный футбольный опыт и рассказал о том, как попал в команду звезд эстрады.

— Вы не только болельщик «Зенита», но и сами играли в футбол. Расскажите, с чего всё начиналось?
— На самом деле никаких футбольных школ я не оканчивал. Бегал во дворе. Лет в двенадцать меня заметили и пригласили в команду «Ждановец». Годик отыграл там, затем взял паузу. Когда мне исполнилось пятнадцать, решил вернуться. Попал в команду, которая сначала называлась «Звезда»-2, а потом «Климовец». Там я играл три сезона, поначалу особенно не выделялся, но потом вдруг поперло, а может, что-то в голове проснулось. В итоге Александр Георгиевич Федоров, который до сих пор тренирует детишек в ДФК «Зенит»-84, рекомендовал меня в ленинградское «Динамо». Но этим всё и ограничилось: вместо того чтобы выйти на поле в составе «Климовца», я уехал в Москву на финал Кубка СССР 1984 года «Зенит» — «Динамо», а потом честно обо всем рассказал тренерам. Ну, мне и сказали: «Болей за „Зенит“ дальше».

Потом я служил в армии, а когда вернулся, играл в чемпионате города — сначала в «Арсенале», затем в «Северном прессе» и, наконец, в «Турбостроителе». А в 1994-м я был с командой звезд эстрады «Старко» в Элисте, где мы играли с местными политиками и бизнесменами. После матча на банкете ко мне подошел тренер игравшего в первой лиге «Уралана» и пригласил в свою команду. Сделано это было спьяну, наверное, но я приехал и провел с ними сборы в Кисловодске.

— Это была зима 1995-го?
— Да, январь и февраль. Но в «Уралане» я не задержался. Мне было 28 лет, к тому же я разлагал коллектив. Все тусовались в моем номере, шампанское лилось рекой. После одной из таких посиделок меня из команды убрали: начальник команды Арнольд Викторович Ленденгольц принес мне суточные, а я лежу на кровати абсолютно нетранспортабельный. На столе — переполненная здоровая пепельница, в углу — пустые бутылки.

— На этом вы с серьезным футболом завязали?
— Практически да. Единственное, в начале 2000-х я играл за «Треугольник», но в большей степени был административным деятелем, директором. Осуществлял связь между директором завода и командой. В 2000 году мы даже Кубок города выиграли.

— Выезд на финал Кубка 1984 года — первый в вашей болельщицкой биографии?
— Да, мне было 17 лет, поехал с компанией. Памятный день, хотя мы и проиграли. А с одним человеком, который тот кубок выиграл, сейчас я поддерживаю дружеские отношения. Это вратарь того «Динамо», олимпийский чемпион Алексей Павлович Прудников. Тогда я его, конечно, знать не знал. Познакомился спустя много лет.

— А за «Зенит» вы болеете с детства?
— Честно скажу: сначала болел за «Спартак». Болельщиком «Зенита» стал в более сознательном возрасте. Перед армией ходил практически на все игры. Незабываемые впечатления: идешь по парку, там мороженое продают — шоколадные батончики с орехами по 28 копеек. Пока дойдешь до чаши стадиона имени Кирова, пару батончиков съешь. На мороженое денег у меня всегда хватало.

— А что было после армии?
— В начале 90-х я и на первую лигу ходил. Был на матче «Зенита» на «Турбостроителе» — на собственном, можно сказать, стадионе. Перелез через забор и пошел. Потом «Зенит» играл на «Кировце» и «Обуховце». Атмосфера на «Обуховце» была очень душевной. Народу собиралось тысячи три, сразу за стадионом — Нева. Люди рассаживались на берегу, раскладывали на газетах бутербродики с килькой, пили портвейн. Драк не было, никто никого не гонял.

— А как вы стали футболистом команды звезд эстрады «Старко»?
— У истоков создания «Старко» стоял музыкант Виктор Резников. Команда образовалась в 1991 году, сразу обыграла в «Лужниках» итальянцев, этот матч даже по телевизору показывали. В 1992-м случилась трагедия — Резников погиб, и через год было решено организовать в Петербурге матч его памяти. И так получилось, что именно в это время я записал свой сольный музыкальный альбом и познакомился с аранжировщиком Резникова Виктором Смирновым. Смирнов — замечательный питерский музыкант, участник группы «Братья Жемчужные», которая в свое время работала с Аркадием Северным. В матче памяти должны были играть артисты из Москвы и Петербурга. В Москве найти звезд было не сложно, у нас же их было не так много, тем более играющих в футбол. Набирали по знакомым, по ресторанам. По звездности наша команда явно уступала московской. Из известных людей вспомню Андрея Заблудовского из «Секрета», Корнелюк в белом халате у поля ходил — врача изображал. Мы выиграли 2:1, решающий гол забил я, и меня позвали играть за «Старко».

Можно сказать, я вытащил счастливый билет. В течение лет десяти я ездил с командой беспрерывно. Это была своего рода работа, лучшая работа в моей жизни. Приезжаешь, играешь в футбол, потом под фанеру рот разеваешь — одну песню. Затем — ресторан, и за всё это еще деньги платят. Сейчас я в этой команде уже практически не играю. Разве что раз в год, когда они приезжают в Петербург, выхожу на поле минут на десять.

— Известно, что вы и на чемпионате мира среди артистов играли.
— Да, в 2007 году — взяли меня по старой памяти. Я, конечно, уже был далек от своей лучшей формы, но с удовольствием пожил 10 дней в Сочи, поиграл, с людьми пообщался. Участвовали 16 команд, мы заняли девятое место. Неудачной оказалась жеребьевка — мы попали в одну группу с Бразилией, а бразильцы — они изначально футболисты, а затем уже врачи, писатели или артисты. Выиграть у них было нереально. По регламенту за каждую команду могли выступать два ветерана, которые раньше выступали за свою сборную. У нас, в частности, играли Онопко и Аленичев. В группе мы уступили румынам и бразильцам, а обыграли друзей-украинцев во главе с Саленко. Затем победили всех соперников в борьбе за 9–12-е места.

— Расскажите о своей музыкальной деятельности. С чего она началась?
— В свое время я окончил музыкальную школу по классу аккордеона. В армии взял в руки гитару, начал что-то сочинять. Я очень любил творчество Высоцкого, песен триста знал наизусть. И мне самому захотелось попробовать писать. Поначалу это были перепевки-переделки — я брал какую-то известную мелодию и накладывал на нее другие слова. Потом стал писать песни бардовского плана. В 1993 году я записал альбом, в 1996-м вышел диск «Алые тюльпаны». Какое-то время я выступал, даже в Питере, но мало. Надо было это дело раскручивать, подпитывать, спонсоров искать. Я этим не занимался.

— А как родилась ваша знаменитая песня «Наш „Зенит“»?
— Изначально это была песня не про «Зенит», а про «Уралан», в составе которого на тот момент играли два калмыка — Эренжан Цебеков и Эдик Богданов, а остальные — русские, белорусы, украинцы. Но на стадионе звучала только песня на калмыцком языке, которую исполнял мужик, играя на инструменте, похожем на гармошку. У меня возникла идея написать свою песню. Написал, показал ребятам, вроде понравилось, но дальше дело не пошло.

— Процитируйте.
— Второй куплет с припевом:

Кто-то без ума от «Барселоны»,
А другой болеет за «Милан»,
Только на калмыцком небосклоне
Есть одна планета — «Уралан».
Пусть всегда сопутствует удача
«Уралану» у чужих ворот,
И пускай звучит на каждом матче
Боевой, задорный клич «Вперед!».
Снова на футбольном поле «Уралан»,
Завершил атаку голом «Уралан»,
А болельщики довольны, «Уралан»,
Ждет их исполненье всех желаний.
Нам футбол красивый нужен, «Уралан»,
Так давайте крикнем дружно: «Уралан»!
Ну, еще, сильнее, ну же — «Уралан»!
В «Уралане» хороши ребята.

— Очень смешно. А что было дальше?
— В Петербурге я стал немного работать на радио. Там был такой Толя Хропов, который под псевдонимом Аркадий Укропов делал программу «Раз, два, три, „Зенитушка“, дави!». Продукт получился спорный. Толя не стеснялся в выражениях в адрес соперников. Помню, программу включили на стадионе перед матчем с ЦСКА, и болельщики гостей готовы были устроить беспорядки, поскольку в эфире прозвучало что-то вроде «кобылу в стойло». Однажды Толя сказал, что хорошо бы придумать песенку, завершающую программу. Я достал свой старинный «Уралан», перелопатил слова, записал. Впервые песня прозвучала на матче с «Торпедо» 11 апреля 1998 года. Затем ее крутили лет пять на каждом матче — перед началом, в перерыве, а в случае победы и по окончании.

— Именно эта песня принесла вам известность?
— Действительно, это единственная моя песня, которую люди знают. Но по большому счету это даже не песня — это речовка, частушка. У меня есть гораздо более интересные произведения. Всего я написал 16 или 17 песен. Их можно послушать на моей страничке «ВКонтакте». Я единственный на всю сеть Леонид Стуликов. Найти меня очень легко.

— Сейчас вы продолжаете болеть за «Зенит»?
— Естественно. На стадион хожу — правда, не на все матчи. У меня сын занимается футболом, и по субботам он играет на первенстве города. По этой причине на матч с «Волгой», например, я не иду.

— Как его успехи?
— Особых достижений нет, но раз он хочет, пусть играет. Парнишка 2004 года рождения — ровесник детей Данни. Играет за центр спорта «Калининский», до этого три года был в филиале Академии «Зенита». Мне же просто интересно смотреть его матчи.

Стуликов Леонид - Алые тюльпаны 1996           http://muzperekrestok.ru/index.php?topic=8285.0

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 1800
  • -Получил/а Спасибо: 14570
  • Сообщений: 16680
  • Карма: +814/-0
Re: Стуликов Леонид
« Ответ #1 : 29 Декабрь 2016, 08:57:45 »



 

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru